PHOTOESCAPE   GALLERY  

Война и мистификация

Расследование, о котором здесь пойдёт речь, многим коллегам – профессиональным фотожурналистам – может показаться неуместным копанием в событиях и людях, которых у всех ныне живущих нет морального права судить. Кому-то открывшееся искажение фактов может и вовсе показаться не стоящим и выеденного яйца. Нам в FOTOESCAPE тоже кажется неловким обсуждать такую легенду военной журналистики, как Роберт Капа. Среди действующих фоторепортёров вряд ли можно найти хоть одного, кто ни разу, хоть самую малость, не «подыграл» снимаемому событию, и не приврал бильдредактору, чтобы попасть на лучшие полосы, а то и на обложку. А уж баронов-Мюнхгаузенов среди нашего брата хоть отбавляй!

FOTOESCAPE заинтересовало в этой истории нечто другое. Читая это расследование, в какой-то момент понимаешь, насколько разное отношение к журналистской фотографии в России и на коллективном «Западе». Чего стоят хотя бы скульптуры, сделанные по мотивам знаменитых фотографий в США! А уж о многочисленных фильмах об истории создания этих снимков и всём, что с ними связано, лучше и не начинать дискуссию! Российские фотожурналисты таким общественным вниманием похвастаться не могут. А современная печать и её сетевые «зеркала» на сайтах изданий, и вовсе не считают нужной щепетильность в точности описаний и подлинности фотографий.

Хорошо это или плохо, спорный вопрос. Но FOTOESCAPE посчитал уместным дать русскому читателю возможность сравнить разные подходы к журналистике, и оценить стандарты достоверности, принятые в западных медиа. Ниже приводится сокращённый перевод статьи А. Д. Колмана (A. D. Coleman) из интернет-журнала «Exposure» под названием «Альтернативная история: Роберт Капа в день-Д». В переводе опущены рассуждения о недопустимости искажения и сговоре издателей и историков, потому что российскому читателю они могут показаться высокопарными и даже фальшивыми. Но будет лучше, если каждый из читателей составит своё собственное мнение, а желающие могут прочесть оригинал статьи на английском языке.

Фотожурналист Росс Бауманн, историк Роб МакЭлрой и бывший пехотинец Чарльз Херрик развенчивают миф, который вот уже 75 лет считается подлинной историей фоторепортажа о высадке войск Союзников в Нормандии в «день-Д» 6 июня 1944 года. Эта история пересказана бессчётное число раз, и никто уже давно не замечает в ней очевидных нестыковок и пропусков.

  • Согласно общеизвестной версии событий, военный фоторепортёр Роберт Капа высадился в секторе Омаха-Бич в 6 часов утра 6 июня 1944 года вместе с первой волной армии вторжения Союзников в Европу.
  • Капа попал на обстреливаемый пляж пролива по заданию журнала LIFE и оставался на нём примерно 90 минут, до тех пор, пока в его фотоаппаратах не закончилась плёнка или их не заклинило.
  • За это время Капа снял на 35-мм плёнку «Kodak Super-XX» от 72 до 144 черно-белых малоформатных кадров высадки Союзников на побережье.
  • По возвращении в Великобританию на следующий день, Капа отправил отснятый материал с курьером фоторедактору LIFE Джону Моррису, вместо того, чтобы отвезти плёнки лично.
  • Отправленный материал содержал репортаж о погрузке войск на корабли и пересечение ими пролива Ла-Манш, упомянутые сцены высадки, а также работу медиков во время эвакуации пострадавших кораблями сопровождения.
  • Когда плёнки, наконец, прибыли около 9 часов вечера 7 июля, руководитель фотолаборатории Брэдшоу по прозвищу «Брэдди» легкомысленно поручил проявку четырех уникальных роликов самому неопытному работнику 15-летнему Дэннису Бэнксу.
  • После успешной обработки плёнок, стараясь успеть высушить их до надвигающегося дедлайна, Бэнкс по рассеянности закрыл дверцы сушильного шкафа, которые, по словам очевидцев, обычно держали открытыми. По необъяснимым причинам никто из других сотрудников этого не заметил.
  • В результате, «через несколько минут» нагревательная спираль в закрытом пространстве разогрелась так, что эмульсия плёнок расплавилась.
  • Узнав об этом от испуганного Бэнкса, Моррис ворвался в лабораторию, и обнаружил, что на испорченных плёнках уцелели 11 кадров, которые позже назвали «спасенными». Их качество оказалось достаточным для требовательных нью-йоркских редакторов LIFE.
  • Катастрофа в фотолаборатории привела к тому, что изображение негативов оказалось слегка смазанным, по иронии судьбы добавив им выразительности. Кроме того, расплавленная эмульсия «сползла» на доли миллиметра вбок по подложке, в результате чего на краю кадра стали видны перфорации.

В таком виде история стала одним из самых известных и ярких мифов западной фотожурналистики, повторяясь в пересказе много лет. Фотожурналист предстаёт в ней самоотверженным героем, который рискует всем ради свидетельства человеческого подвига.

По иронии судьбы, данное расследование было спровоцировано двумя событиями, связанными с 70-летним юбилеем описываемой истории. Первым стало интервью Джона Морриса журналу Vanity Fair, а вторым был фильм о «чудом спасённых фотографиях», снятый агентством «Магнум» для  издательства TIME-LIFE. Вкратце, в интервью и фильме критический взгляд исследователей обнаружил, кроме явных нестыковок, общность корпоративных и личных интересов всех участвовавших в создании мифа сторон.

Самый молодой из лауреатов Пулитцеровской премии военный фотожурналист Росс Бауманн, имеющий опыт съемки в горячих точках, был поражен нелогичностью и многочисленными противоречиями этой истории. Сравнив разные версии рассказа Морриса – в его мемуарах 1998 года, интервью 2014 года и многочисленных воспоминаниях – исследователи были удивлены, насколько они отличаются друг от друга. Это заставило усомниться в подлинности факта потери негативов при лабораторной обработке.

Каждый, кто хоть немного знаком с процессом обработки чёрно-белых фотоплёнок, может убедиться, что история неправдоподобна. Спиральные нагреватели деревянных сушильных шкафов, использовавшиеся [в английских фотолабораториях] в 1944 году, никогда не давали так много тепла, чтобы расплавить эмульсию. Более того, дверцы в нормальном состоянии должны быть закрыты, предотвращая доступ пыли к влажной эмульсии, что и является главным предназначением сушильного шкафа.

Никто, из имеющих минимальный опыт обработки фотоматериалов не может с лёгкостью поверить в эту историю. Остается удивляться, как в нее поверили многочисленные фотографы, отлично знакомые со свойствами фотопленок. Неправдоподобность истории о расплавившейся эмульсии должна была быть очевидна самому Капе, который начинал фотолаборантом в берлинском агентстве «Дефот». Тем не менее, он сам рассказал эту историю в книге «Скрытая перспектива». Видеть нестыковки должен был и Корнелл Капа, которому приходилось проявлять плёнки брата, Анри Картье-Брессона и Дэвида Сеймура в Париже, затем заниматься тем же в нью-йоркском «Пикс-фото» и редакции LIFE, прежде чем стать полноправным фотожурналистом.

Поняв эти вещи, команда исследователей задалась вопросом: если история с испорченными плёнками выдумана, что же тогда с ними случилось на самом деле? И что скрывает эта история и те, кто её упорно тиражируют? В большинстве мемуаров, посвященных Капе, использованы его собственные свидетельства или их пересказ. В книге «Скрытая перспектива» Капа умело занимается саморекламой, скрытой за лёгкой самоиронией и сомнительным юмором. Такие воспоминания не могут считаться надёжным источником информации о таких значительных событиях, как боевые действия и тем более, «день-Д».

Критический пересмотр общеизвестного сюжета позволил выделить подтверждаемые другими источниками и свидетелями факты. Они говорят о следующем:

  • Капа пересек пролив Ла-Манш на американском корабле «Сэмюэл Чейз» (USS Samuel Chase).
  • Согласно официальной истории Береговой Охраны США, в то утро 6 июня десантные катера (в просторечии «лодки Хиггинса») перевозили войска с «Сэмюэла Чейза» на Омаха-Бич, и в общей сложности было 50 волн такого десанта. Капа почти наверняка переправлялся с полковником Тэйлором и его отрядом: командой «Е» 16-го пехотного полка 1-й дивизии США, к которой Капа был приписан. Это подразделение шло в составе 13-й волны десанта.
  • Волна прибыла в сектор Изи-Ред (Easy Red) пляжа Омаха-Бич в 8.15, через полчаса после последней из девяти стрелковых рот 16-го полка. На снимках Капы видны тактические знаки на униформе предшествующих подразделений, оказавшихся впереди.
  • По характерным деталям рельефа побережья на фотографиях, Чарльз Херрик точно установил участок сектора Изи-Ред, где высадился Капа: это пляж в районе Колвиль-сюр-Мер. 10-я команда прорыва была хорошо подготовлена, чтобы быстро уничтожить береговые укрепления, и штурм прибрежного утеса не представлял большой сложности. Полковник Тэйлор позже получил известность, описав обнаруженные им колеблющиеся войска на побережье. По его словам, на пляже он встретил два типа людей: уже погибших и готовившихся умереть. Полковник приказал убираться с простреливаемого пляжа «к чертовой матери», чтобы взять возвышенность и Колвиль-сюр-Мер.
  • По стечению обстоятельств, этот участок Изи-Ред находился на стыке немецкой обороны, представляя собой один из наиболее уязвимых пунктов между далеко разнесенными огневыми точками. Пушечный и пулеметный огонь противника здесь были относительно слабыми, что позволило 10-й команде быстро ликвидировать укрепления. Это объясняет почему, вопреки комментариям LIFE, на снимках не видно интенсивного боя, плавающих трупов, разбитого вооружения и фонтанчиков от входящих в воду пуль.
  • У Капы не кончалась пленка, не заклинивали фотоаппараты и в них не попадала морская вода. В мемуарах Капа пишет, что отснял каждым из своих «Contax II» по две пленки на пляже Омаха-Бич: дважды по 72 кадра. В конце этой же главы он пишет о 106 отснятых кадрах, из которых «удалось спасти» только 8. Джон Моррис утверждает, что получил от Капы 4 ролика негативной пленки с Омаха-Бич. Однако, нет оснований верить в то, что Капа отснял на этом пляже более 11 дошедших до нас физически существующих кадров.
  • Первые пять из них Капа снял, стоя примерно 2 минуты на рампе разгружающегося десантного катера, на котором прибыл. На снимках мы видим высаживающихся попутчиков Капы, которые нагружены вместо сравнительно компактного боевого оружия громоздким оснащением, завернутым в брезент. Судя по всему, это радиостанция или другое оборудование для развертывания на берегу командного пункта.
  • Еще шесть снимков Капа сделал из-за заминированного стального «ежа», которыми немцы усеяли все побережье, и которые генерал Роммель называл «Атлантической стеной». Последние четыре кадра, включая «лицо в прибое», сняты из-за бронированной штурмовой машины №10, стоявшей на мелководье, обстреливая немецкие огневые точки на утесах.
  • Капа описал штурмовую машину №10, видимую на некоторых снимках слева, как «один из наших полусгоревших танков-амфибий». Действительно, это был модифицированный американский танк, так называемый «болотный Шерман», но не амфибийный, а лишь с незначительной гидроизоляцией. И он не был «полусгоревшим»: более поздние фотографии, сделанные другими фотографами на этом участке Изи-Ред, показывают его вполне боеспособным и стоящим уже у самого берега. Учитывая одновременное присутствие 10-й команды прорыва, бортовой номер 10 указывает, что это так называемый «танк-дозер», снабжённый бульдозерным ножом для очистки берега от препятствий после подрыва укреплений саперами.
  • Не случайно время и место прибытия Капы в сектор Изи-Ред противоречат достоверности первоначальной идентификации «лица в прибое», как Хьюстона «Хью» Райли. Точно так же не стыкуется с этими фактами более поздняя идентификация этого лица, как рядового первого класса Эдварда Дж. Рейгана. Оба эти бойца прибыли в другое время и на другие участки Омаха-Бич. Таким образом, личность, изображенная на этом снимке, до сих пор неизвестна.
  • Не более чем через 30 минут, а скорее всего, через 15 после высадки на берег, Капа дошёл вброд до десантного судна LCI (L)-94, где и укрылся до его отплытия в 9 часов утра.
  • Капа утверждает, что достиг сухого берега, но испытал паническую атаку, заставившую его покинуть боевую зону. Скорее всего, фотограф действительно испытал шок, который сегодня называют «посттравматическим синдромом». Однако стоит учитывать, что еще до высадки Капа мог принять взвешенное решение покинуть поле боя при первой же возможности, чтобы успеть доставить отснятые пленки в Лондон до жесткого дедлайна ближайшего выпуска журнала LIFE. В случае опоздания весь риск оказался бы напрасным, так как снимки, не успевшие в номер, устарели бы безвозвратно.
  • Присутствие Капы на десантном корабле LCI (L)-94 подтверждают не менее четырех свидетелей. Первые трое это члены экипажа Чарльз Джерроу, Клиффорд Льюис и Виктор Хабуш. По словам самого Капы, как только он забрался на корабль, он тут же убрал оба «Контакса», продолжая снимать только двухобъективным «Роллейфлексом». Один из снимков, сделанных таким способом на корабле, вошёл в репортаж LIFE, и на нём хорошо виден помогающий медикам обрабатывать раненого Хабуш.
  • Четвёртым свидетелем присутствия Капы на десантном LCI(L)-94 был Мэтт Дейвид Рули, старший фотограф Береговой Охраны США. На этом судне, к которому он был приписан, Рули занимался киносъёмкой вторжения, пользуясь выгодной высокой точкой. Во время высадки корабль находился очень близко к участку берега, где оказался Капа, и на сохранившихся кинокадрах можно опознать те же объекты, которые попали на 10 снимков фотожурналиста, снятых с другого ракурса.
  • Цветные кинокадры Рули часто появляются в кинохронике о «дне-Д». На них хорошо видно, что сняты они на том же участке сектора Изи-Ред, где высаживался и Капа. Интересно, что на этих кинороликах можно увидеть и самого Капу, держащего грифельную доску с данными Рули, которую кинооператор использовал для маркировки материала, отснятого во время перегрузки раненых с LCI(L)-94 на другой корабль. Это единственные известные изображения Капы в «день-Д», а также единственная цветная киносъемка о нём во время боевых действий.
  • К полудню боевые действия практически завершились, и Капа пропустил их основную часть.
  • Обратно в Англию он вернулся на борту «Сэмюэля Чейза».
  • Прибыв в Уэймут утром 7 июня, Капа был вынужден ждать окончания выгрузки раненых, и сошёл на берег не раньше часа дня. Весь отснятый материал он выслал в Лондон фоторедактору LIFE Джону Моррису с курьером, вместо того, чтобы доставить плёнки лично. Таким образом, Капа увеличил риск нарушения дедлайна, подставив тем самым Морриса.
  • В результате, до 9 вечера текущего дня плёнки не попали в лондонский офис, погрузив его персонал в ситуацию кризиса.
  • Отправленный Капой пакет содержал подробную съёмку отправки десанта, его погрузки и пути через пролив, скудный репортаж о высадке на Омаха-Бич, а также несколько снимков берега с расстояния, сделанных в момент отплытия на LCI(L)-94. Кроме того, сюда вошли фотографии, сделанные на борту катера и «Сэмюэля Чейза» по пути назад.
  • Кроме роликов широкого «рольфильма» и нескольких листов плоской плёнки 4 на 5 дюймов, снятой позаимствованным на корабле «Спидграфиком», Капа отправил Моррису пять кассет 35-мм плёнки. Возможно, что их было шесть.
  • Сюда вошли две кассеты, отснятые во время погрузки и на палубе днём, ещё две с совещания в трюме, одна (по-видимому потерянная) снятая в сумерки в момент пересечения пролива, и десять кадров, снятые на Омаха-Бич. Плюс к этому 4 листа написанных «на коленке» подписей к снимкам.
  • Все эти плёнки – включая негативы с Омаха-Бич – проявлены без каких-либо происшествий. Сохранившиеся в архиве негативы не несут следов повреждений. Таким образом, не было никаких инцидентов в фотолаборатории, не было никаких «потерянных» или «спасённых» негативов.
  • В своих мемуарах Капа пишет, что 8 июня вернулся на Омаха-Бич, и присоединился к журналистскому пулу на побережье. «Я был объявлен погибшим, а доложил об этом сержант, который видел мой труп, плавающий в прибрежной воде с фотоаппаратами на шее. Меня считали пропавшим без вести 48 часов, и моя смерть была уже официальным фактом, а некрологи прошли цензуру». Ни один из корреспондентов не смог подтвердить эту историю. Никто никогда не видел такого некролога, и не сохранилось ни одной его копии или записи в официальных документах. Полнейший вымысел, сказанный для красного словца.

Не многовато ли мифов?…

Есть ещё кое-какие факты.

  • Журнал LIFE опубликовал 5 лучших снимков Капы с пляжа Омаха-Бич в номере, датированном 19 июня 1944 года, появившемся на газетных витринах 12 июня.
  • В сопровождающем тексте было сказано: «…когда он доплыл до борта, обе камеры были основательно залиты водой. Каким-то чудом одна из них пострадала не так сильно, позволив продолжить съемку». Конечно, это неправда. Капа сразу же вернулся в Нормандию, высадившись снова 8 июня и продолжив работать тем же оборудованием, что и до этого.
  • Ни одного листа комментариев к снимкам, написанных собственной рукой Капы не сохранилось в его архиве в Международном Центре Фотографии. Предположительно, их не существовало изначально. Скорее всего, подписи в спешке сочинялись самим Моррисом вечером 7 июня: как для комплекта, отправленного в LIFE, так и для комплекта, предназначенного пресс-пулу. Это было стандартным требованием его работодателей. По поводу подписей к фотографиям Капы в журнале, Ричард Уэлан отмечал: ассистент помощника редактора Деннис Флэнаган, сочинявший «кэпшены» и сопроводительный текст к снимкам, вспоминал, что полагался на публикации «The New York Times», когда описывал увиденное на фотографиях.
  • Таким образом, удивительно неточные подписи к снимкам, которые (говоря словами Роланда Барта) «держат» всю публикацию LIFE, и на которых основаны дальнейшие перепечатки фоторепортажа, скорее всего, являются плодом догадок спешащего к дедлайну Джона Морриса в Лондоне или взяты с потолка кем-нибудь в нью-йоркском офисе.
  • Подписи говорят о том, что солдаты, снятые у стальных «ежей», укрываются от вражеского обстрела. Это тоже неправда. По тактическим знакам на униформе легко установить, что на снимке не морпехи, а члены 10-й объединенной «команды очистки», входившей в инженерные части специального назначения. Капа застал их в момент установки взрывчатки на немецких заграждениях, созданных нацистами для защиты побережья от десантов.
  • Команда, очищавшая от заграждений этот участок Омаха-Бич, оказалась эффективнее таких же на других участках. Так или иначе, они сэкономили Союзникам целый день, заплатив за это высокую цену: потери в этих подразделениях были самыми высокими среди всех родов войск, участвовавших в высадке. Из-за небрежности Капы, не написавшего точных комментариев, эти люди 70 лет оставались под чужим именем, как «напуганные десантники, прячущиеся от немецких пуль».
  • Не выдерживает критики и миф о «сползании» кадров на перфорацию вместе с расплавленной эмульсией. Такой же дефект можно встретить и на многих других негативах Капы, снятых в 40-х годах в самых разных ситуациях. Он объясняется несовпадением размеров одноразовых кассет Kodak и соответствующего гнезда фотоаппарата «Contax-II», которым пользовался Капа. Из-за этого пленка шла в фильмовом канале с боковым смещением вниз, и верхний ряд перфораций «наезжал» на край кадрового окна, попадая на снимки.

Легенда о подвиге Капы в «день-Д» и «погибших» фотографиях с Омаха-Бич рушится, стоит только сопоставить эту историю с военными документами, внимательно рассмотреть существующие негативы и подвергнуть анализу фотографии и подписи к ним.

Обнародование этого мифа Консорциумом Капы, все члены которого финансово и репутационно заинтересованы в его поддержании, может служить отличным примером зарождения и многолетней эволюции преднамеренной фальсификации исторических фактов. Хуже того, этот миф добровольно поддерживается многими, включая уважаемых учёных и журналистов, проявивших себя, как невнимательные и профессионально безответственные.

Редакция FOTOESCAPE в заключение считает нужным отметить, что те, кто знаком с биографией Капы, насыщенной мистификациями и двусмысленностями, легко поверят в то, что фотограф слегка «приврал» о своём непосредственном участии в штурме, а редакторы LIFE были не меньше, чем он сам, заинтересованы преподнести этот репортаж, как эксклюзивный на грани подвига. Да, в общем, так оно и было: неважно, сколько минут провёл Капа в прибое, само нахождение в нём в тот день это уже подвиг. Насколько сильным был обстрел пляжа, тоже не имеет значения: чтобы убить фотографа, достаточно и одной пули. В конце концов, даже если история и не слишком правдива, она вдохновила не только других фотожурналистов, но целое поколение художников. Чего стоит один лишь, ставший уже классическим, эпизод фильма Спилберга «Спасти рядового Райана», по признанию авторов снятый на основе тех самых фотографий! Так что, если Капа и приврал немного, надо признать, что сделал он это красиво. А всем нам стоит только мечтать о таком наследии, которое даже спустя 75 лет всё ещё служит предметом споров и расследований.

 

Услуги PHOTOESCAPE

В Нижнем Новгороде принимаются заказы на профессиональную фотосъёмку различных жанров, среди которых:

Ресторанные блюда

Фотосъемка ресторанных блюд в Нижнем Новгороде

Интерьеры

Фотосъемка интерьеров в Нижнем Новгороде

Архитектурная фотография

Архитектурная фотография в Нижнем Новгороде

Любую опубликованную на сайте фотографию можно приобрести, обратившись к автору по электронной почте или позвонив по телефону +7 962 5122256

Оцифровка 16-мм киноплёнки в Нижнем Новгороде

Кроме фоторабот производится качественная оцифровка 16-мм киноплёнки. Возможна оцифровка звуковых фильмов с оптической фонограммой или немых любительских роликов с последующим наложением музыкального сопровождения. Медиаконтейнер по желанию заказчика: DVD, AVI, MKV, WMV, MPEG2 или MPEG4. Стоимость минуты готового видео 100 рублей. При сумме заказа не менее 1000 рублей создание музыкальной фонограммы бесплатно, в остальных случаях 20 рублей за минуту. Простейший монтаж с вырезанием некачественных склеек и технического брака – бесплатно.

Возможно изготовление современного веб-сайта под ключ командой профессиональных разработчиков. Также принимаются заказы на дизайн и верстку книг и календарей.