PHOTOESCAPE   GALLERY  
 

Polaroid по-киевски

 

 Так случилось, что технологии моментальной фотографии прошли не только мимо фотографов СССР. Не коснулись они и более молодых поколений, занимавшихся фотографией на постсоветском пространстве. Времена расцвета компании Polaroid, с середины пятидесятых ставшей привычной для фотографов всего мира, пришлись на эпоху железного занавеса. Попытки скопировать 40-ю серию заокеанских фотокомплектов под собственным названием «Момент» закончились провалом. Несколько сот выпущенных одноимённых фотоаппаратов самостоятельно переделывали под кадр 6×9 обычного «рольфильма» или разбирали на запчасти. Производство собственных фотоматериалов так и не было налажено, а об импортных нельзя было даже мечтать. Дело осложнялось тем, что кроме американской компании Polaroid использовать технологии моментальной фотографии не имел права больше никто вплоть до 1998 года, когда истёк полувековой срок патентного права изобретателя Эдвина Лэнда. У компании во всём мире была стопроцентная монополия, которая бдительно охранялась целым штатом высокооплачиваемых адвокатов. Даже попытка такого гиганта фотоиндустрии, как Kodak, «оттяпать» кусочек от этого пирога, завершилась почти миллиардным штрафом и полным запретом на производство подобной продукции. Японской компании Fujifilm удалось почти чудом отстоять право выпускать одноступенные фотокомплекты собственной разработки, но только в обмен на гарантии не торговать ими на крупнейших американском и европейском рынках. Так что, кроме, как из США, такие фотоматериалы не могли импортироваться в СССР больше ниоткуда.

Киев-80 и моментальная фотография 

В разгар перестройки тонкий ручеёк невиданной технологии всё же начал просачиваться в Советский Союз: совместное советско-американское предприятие «Светозор» запустило производство лицензионных фотокомплектов и камер 600-й серии. Появились и импортные фотоаппараты этого же типа. Но, по большому счёту, это был не настоящий Polaroid, а всего лишь аттракцион для фотолюбителей. Квадратные карточки, выпрыгивающие из фотоаппарата самостоятельно, были результатом дальнейшего совершенствования классического одноступенного фотопроцесса с переносом изображения. На жаргоне специалистов такие фотокомплекты называются «интегральными», что означает их неразъёмную конструкцию. Фотографы вообще не воспринимали это, всерьёз: так, забава для семейного фотоальбома. В профессиональной фотографии использовался совсем другой Polaroid, который представлял собой сложную комбинацию двух рулонов с бумажными капсулами проявителя, или листовые комплекты с таким же устройством. После съёмки всё это прокатывалось между валиками фотоаппарата или сменного задника, и через минуту два листа разъединялись, являя изумлённому взору готовые негатив и позитив. Кроме естественных прикладных задач вроде медицины и фото на документы, такие комплекты использовались для тестовой съёмки студийными фотографами. Особенно популярны такие «пробники» были при работе крупноформатными фотоаппаратами, потому что обращаемая листовая фотоплёнка, незаменимая тогда в рекламной фотографии, обходилась недёшево, как и её проявка. В СССР, и затем в России, мы ничего этого не видели, хотя крупноформатные «деревяшки» можно было найти в любом бытовом фотосалоне. Профессиональная реклама снималась в считанных элитных московских фотостудиях или вообще за рубежом. А с наступлением цифровой эпохи на родных просторах стала экзотикой вся плёночная фотография, не говоря уже о моментальной. Поэтому, большинство соотечественников удивлённо поднимают брови, узнав о том, что такие фотокомплекты производятся до сих пор! Нет, это уже не Polaroid, который объявил о банкротстве ещё в 2008 году, и не новейший проект Impossible, возродивший выпуск 600-й серии по своим, вновь изобретённым технологиям. Фотокомплекты самой популярной когда-то 100-й серии фильмпака до сих пор выпускает не кто иной, как Fujifilm. Кроме Японии эти фотоматериалы поставляются только на рынки США и Канады. Поэтому, в российских магазинах их не найти, но через Интернет заказать можно.

Что такое 100-я серия? Это кассета на 10 листов с размером кадра 3¼ × 4¼ дюйма (10,8 × 8,5 сантиметров), дающая негатив и позитив. На сегодняшний день доступны только два типа этих фотоматериалов: цветной FP-100c и – внимание! – классический чёрно-белый FP-3000b. Последний является, по сути, прямым потомком самого первого Polaroid, появившегося ещё в 1948 году! Характерна светочувствительность в 3200 ISO, доступная немногим даже новейшим традиционным плёнкам. Комплекты Polaroid удивляли значениями в 10 и 20 тысяч ASA уже в середине шестидесятых, когда обычная плёнка в 800 ASA считалась сверхчувствительной. Но главное достоинство классических разъёмных фотокомплектов заключается в получении негатива, пригодного, по крайней мере, для сканирования планшетным сканером. Дело в том, что для фотоматериалов одноступенного процесса характерна очень небольшая фотографическая широта. Стоит промахнуться на полступени, и полученная фотокарточка уже будет заметно тёмной, или излишне светлой. А негатив получается гораздо «шире», позволяя исправлять огрехи съёмки, почти как на обычной фотоплёнке. С него можно получать сканы довольно больших размеров при неплохом качестве. Безусловно, лучше всего использовать этот фотоматериал со специальными фотоаппаратами, дающими неповторимый характер изображения, буквально наполненного воздухом. Сравнительно крупный размер кадра подразумевает и солидные фокусные расстояния объективов с соответствующим рисунком. Но стоимость таких камер на вторичном рынке пока редко опускается ниже 200 долларов. Выходом может стать втрое более дешёвый задник для фотоаппарата Hasselblad. Сегодня этого добра на международных интернет-аукционах можно найти сколько угодно по бросовым ценам, потому что «Хассели», как и сам Polaroid, почти уступили место своим цифровым собратьям. Рискну предположить, что наличием собственного «Хассельблада» могут похвастаться немногие, поэтому в памяти сразу же всплывает вполне доступный «Киев-88», пылящийся на многих полках. Присоединение кассет и сменных задников у этих фотоаппаратов выглядит одинаково, по крайней мере на фотографиях. Поэтому мысль приспособить к «Салюту» поляроидный задник, сделанный для «Хасселя», выглядит здравой и экономически обоснованной. Ведь, многим известно, что копии раннего Hasselblad1600F, выпускавшиеся киевским заводом «Арсенал», на Западе метко называют «Хассельбладски».

Крючок крепления кассеты

Вот так должен выглядеть отпиленный до нужного размера крючок.

Но не всё так просто: сходство оказывается только внешним. На самом деле, ни одна кассета от «Киева» на «Хассельблад» не встанет, потому что стандарты крепления у этих камер разные. Это не относится к новейшим «Араксам», которые уже переделаны под иностранное крепление, но старые «Киевы-88» и «Салюты» не принимают задники от «Хасселя». Однако это поправимо. Дело в том, что главные размеры, от которых зависит светонепроницаемость соединения, почти совпадают. Это относится к световому лабиринту, состоящему из квадратной канавки вокруг кадрового окна на кассете и такого же выступающего ободка на камере. Этот лабиринт – главный элемент, более важный, чем замки, и не поддающийся переделке. Разница креплений заключается только в размерах крючков, запирающих кассету на фотоаппарате. Верхние крючки у киевских камер длиннее, чем у шведских. Это значит, что при установке иностранного задника на украинский фотоаппарат они упрутся в дно соответствующих пазов кассеты, не давая ей защёлкнуться. Разница составляет чуть больше миллиметра и легко устранима при помощи надфиля, если, конечно, фотоаппарат не считается уникальной коллекционной ценностью. Искусство требует жертв, тем более что эта – не смертельна. Отпиливание «излишков» сохранит работоспособность с родными кассетами, а сам процесс вполне доступен любому взрослому мужчине, имеющему хотя бы начальные слесарные навыки. Единственная и очень важная предосторожность заключается в том, чтобы предохранить внутренности фотоаппарата от попадания стружки. Для этого достаточно закрыть кадровое окно бумагой или другим материалом, плотно заклеив все щели скотчем. Спиливаются только вершины крючков до конечного размера 4,6 мм над задней платой. Укороченные зацепы всё так же надёжно удерживают стандартную кассету и позволяют надеть неродной задник. После такой доработки отечественный «Киев» вполне годится для съёмки на Polaroid. Остаётся только одна незадача: при надетом заднике невозможно взвести затвор камеры. Дело в толкателе, передающем в кассету сигнал о взводе затвора, и переключающем сигнальный флажок в её специальном окошке. Эти толкатели у «Киева» и «Хасселя» расположены в совершенно разных местах. Теоретически в плате задника вполне можно просверлить небольшое отверстие, которое будет пропускать толкатель, позволяя взвести затвор. Но с другой стороны, ничто не мешает приоткрывать задник после съёмки каждого кадра.

Расположение толкателя

Красными стрелками отмечено расположение отверстия для толкателя у «Киева» (справа) и у Hasselblad

 Несколько слов о выборе задника. Такие устройства выпускались как самим «Поляроидом», так и независимыми производителями. Наиболее популярны NPC Pro Back, но в нашем случае удалось недорого заполучить шведский Arca-Swiss. Главное, что необходимо трижды перепроверить перед покупкой – серию фотокомплектов, на которую рассчитан задник. Во времена своего расцвета Polaroid выпускал бесчисленное множество фотоматериалов, совершенно разных форматов и даже конструкций: да-да, именно конструкций! Ведь в отличие от обычных фотоплёнки и фотобумаги, состоящих только из подложки и эмульсии, комплекты для моментальной фотографии обладали довольно сложным устройством. Были рулонные комплекты, листовые в отдельных конвертах, и фильмпак на несколько снимков. И ещё были «интегральные» для фотолюбителей. Разные типы, точнее, серии фотоматериалов совершенно несовместимы и требуют задников или фотоаппаратов точно того же типа. Так вот, нас интересует только 100-я серия, потому что почти все остальные давным-давно не выпускаются! На внутренней стороне камеры задника должно быть написано по английски: «Series One Hundred Film Pack». Важно не «нарваться» на задник для фотокомплектов Autofilm 330-й серии с кадром 3×4 дюйма, близким по размеру, но несовместимым и давно не выпускающимся. Ещё один популярный формат 4×5 дюймов в задниках такого типа практически не использовался. Если в описании лота серия скромно умалчивается – надо связываться с продавцом или искать другой задник. Ещё один важный момент – состояние проявляющих валиков. Сам по себе задник ничего сложного и высокотехнологичного не представляет. Коробка с крышкой, вот и всё. Единственная действующая часть здесь – валики, которые должны раздавить капсулы с проявителем и ровным тонким слоем распределить его между эмульсией и приёмной бумагой. На фотографии задника валики должны быть, по крайней мере, чистыми и целыми, без вмятин и сколов. Ещё лучше, если об их состоянии упомянуто в описании.

Fujifilm FP-3000b

Раскрытый задник и две разновидности фотокомплектов

Но вот у нас в руках задник, подходящий по размеру, фотоаппарат «Киев» с отпиленными крючками (ещё лучше – Hasselblad, или доработанный Arax) и свежая кассета Fuji, купленная в питерском InstantPhotoClub или на американском B&H. Остаётся всё это соединить и получить первый моментальный снимок. Человек, никогда не видевший, как заряжается фильмпак Polaroid, может впасть в ступор, впервые взяв в руки кассету и задник. С одной стороны торчат какие-то непонятные бумажные хвосты, а с другой – люки, валики и крышки неизвестного назначения. У страха глаза велики: всё проще, чем кажется. В кассете, извлечённой из упаковочной фольги, отчётливо различимо кадровое окно, в котором видны буквы Fujifilm со стрелками. Этим кадровым окном кассета поворачивается к кадровому окну раскрытого задника. Торчащий бумажный хвост должен попасть в щель между закрывающимися створками приставки. Между валиками ничего просовывать не надо, хотя многие пытаются это сделать. В общем, установив таким образом кассету, просто закрываем и тщательно защёлкиваем задник, а после этого вытягиваем из щели чёрную бумагу полностью – это защитный ракорд, закрывавший кадровое окно кассеты. Теперь, если задник ещё не был пристыкован к фотоаппарату, присоединяем его и всё готово к съёмке. Фотографы, знакомые с техникой съёмки «Салютом», не забудут вынуть шибер, который, кстати, добросовестно блокирует спусковую кнопку, независимо от национальности фотоаппарата.

Кассета фильмпак Fujifilm

Кассета готова к зарядке и лежит кадровым окном вверх

Снимок сделан, шибер снова закрыт и теперь – следующий непривычный момент. Новичку непонятно, откуда берётся снимок. Когда мы установили кассету в задник и выдернули ракорд, в узенькой выемке показался белый хвостик с цифрой «1». За него и тянем, не боясь оторвать. Вытянув его до середины или полностью (кому как повезёт), мы обнаружим, что расположенный рядом люк чем-то оттопыривается изнутри. Это что-то – ещё один бумажный хвост вроде удалённого ракорда, который тоже надо вытягивать из задника. Плавно, но энергично, как написано в инструкции. Так в наших руках оказывается первый лист комплекта. В кассете таких – 10. Вытянув лист, мы прокатали его между валиками, запустив процесс проявления. У FP-3000b он занимает всего 15 секунд, но торопиться не надо: чем дольше комплект останется соединённым, тем меньше вероятность испортить негатив, который с точки зрения производителя – расходный материал, предназначенный для утилизации. Нам он пригодится, так что подержим минуты 2: за это время перенос изображения на приёмную бумагу полностью завершится. Если разъединить комплект через 15—20 секунд, негатив может потемнеть, «затянув» тени изображения, или вообще прийти в негодность (если, конечно, Вы не любитель спецэффекта, называемого «псевдосоляризация»). То же относится к цветному FP-100c с двухминутной проявкой — этот фотоматериал может подождать все пять минут. Иностранные любители технологии советуют не разнимать комплект как можно дольше, чтобы не повредить негатив и не заляпать его пылью. В идеале это делается уже дома, если съёмка происходила на натуре. Разъединять комплект надо, взявшись за уголок белой бумажной карточки, там где отпечатан номер кадра. При этом, в руках оказывается совершенно готовый снимок, а негатив остаётся с бумажной «обвязкой» и остатками проявочной пасты. От последней лучше всего как можно быстрее избавиться, потому что – отрава! Трогать, лизать, прикладывать к больным местам и давать детям и животным – категорически нельзя, о чём на листе недвусмысленно написано, хоть и на иностранных языках. Влажный негатив аккуратно сохраняем, положив его на безопасную горизонтальную поверхность. Это относится к чёрно-белому и цветному фотоматериалам.

Отбеливание

Негативы, подготовленные к удалению защитного слоя.

Вопреки распространённому заблуждению, цветной негатив можно использовать для сканирования и даже оптической печати, удалив непрозрачный защитный слой с обратной стороны ацетатной подложки. Для этого подойдут, как ни странно, обыкновенные бытовые отбеливатели, содержащие гипохлорит натрия, в том числе хорошо известный всем российским хозяйкам гель «Доместос». Но тут нужна особая осторожность, чтобы отбеливатель не попал на эмульсию. Обычно это достигается приклеиванием негатива на стекло или другую ровную поверхность скотчем, плотно закрывающим доступ к эмульсии. Чёрный слой, защищающий эмульсию от засветки после извлечения из задника, удаляется бумажными полотенцами или даже простой туалетной бумагой после смачивания плёнки каплей отбеливателя. Всё покрытие смывается в несколько приёмов, а сигналом к окончанию процесса служат чистые полотенца, на которых перестаёт оставаться чёрный налет цвета гуталина. Насухо вытерев от «Доместоса» негатив и всю окружающую его поверхность, аккуратно отклеиваем скотч и смываем остатки отбеливателя с плёнки струёй холодной воды, чтобы предохранить эмульсию. Кроме защитного слоя желательно удалить тонкий слой переноса, остающийся поверх эмульсии, но это не принципиально, поскольку он совершенно прозрачен. Высушенный негатив легко сканируется планшетным сканером и демонстрирует отличную резкость, характерную для обычной «широкой» плёнки. Цветопередача и фотографическая широта всё же остаются «Поляроидовскими», но приверженцам классических фотоматериалов остаётся посоветовать пользоваться выпускающимся до сих пор «рольфильмом», не требующим таких ухищрений. Теоретически негатив даже можно напечатать на цветной фотобумаге, но вряд ли такие сложности заинтересуют кого-то при нынешних технологиях цифровой печати. На чёрно-белой фотобумаге нас ждут серьёзные искажения из-за её характерной спектральной чувствительности: те, кто в своё время печатал чёрно-белые «контрольки» с цветных негативов, поймут о чём речь. Надеждам использовать для того же чёрно-белый негатив FP-3000b также не суждено оправдаться: сделать его прозрачным не удаётся, несмотря на то, что защитное покрытие удаляется так же легко. Не помогает даже классический фиксаж, ни кислый, ни нейтральный. Однако ничто не мешает отсканировать чёрно-белый негатив, как непрозрачную фотографию, что многие с успехом и делают.

Полученное изображение

Полный скан чёрно-белого кадра: готовый снимок; негатив; обращённый негатив

  Негатив можно сканировать специальным планшетником со слайд-модулем, или обыкновенным: разрешение не поражает воображение, но вполне годится для не слишком большого увеличения. Не забудьте перевернуть изображение командой Flip Horizontal, если обрабатываете снимок Фотошопом: ведь мы сканируем негатив со стороны объектива! Ну и, конечно же, команда Invert, чтобы получить позитив. Сканы готового снимка и негатива с одинаковым разрешением показывают, что негатив резче, что объясняется заплыванием деталей при диффузном переносе изображения. Однако, зерно оказывается довольно крупным – ещё бы, при светочувствительности 3200 ISO! В этом смысле цветная FP-100c радует гораздо больше. После удаления светозащитного слоя мы получаем цветной негатив, дающий мелкозернистое изображение с полноценной среднеформатной резкостью. Некоторых ухищрений требует цветокоррекция полученного скана, потому что не подойдёт ни один профиль для негативных плёнок. Но при некотором опыте эти вопросы легко решаемы. Ещё одно разочарование ждёт приверженцев ручной печати при помощи фотоувеличителя: с негатива FP-3000b она невозможна, так что желающим придётся подождать запуска проекта New55, обещающего возродить фотоматериал 4×5 дюймов с прозрачным чёрно-белым негативом. 

Color sample

Увеличенный фрагмент цветного скана. Слева направо: готовый снимок; негатив; обращённый негатив

Чем же так хороша 100-я серия? Мы получаем двойной аттракцион: готовая фотокарточка сразу же, и негатив, пригодный для сканирования. Поверьте: на привыкшую к цифровой рутине публику забытый процесс Polaroid производит неизгладимое впечатление! Тем более что, как уже говорилось выше, он прошёл мимо нашей страны. Описанная технология, конечно, вызывает много вопросов. Размер снимка используется лишь частично, оставляя довольно широкую чёрную кайму вокруг квадрата 6×6. Чёрно-белый негатив тоже не впечатляет детализацией и широтой полутонов. А безупречно резкая киевская оптика вряд ли даст что-то похожее на Holgaroid. Но здесь каждый решает для себя сам. Если в шкафу всё равно пылится старый «Киев» или «Салют», то почему бы не купить за смешные 60—70 долларов задник и не заполучить невиданную в наших краях почти забытую технологию? Вопрос о целесообразности тратить деньги на редкие фотокомплекты и их доставку из-за океана относится к той же категории, что и вопросы о нужности плёночного процесса в эпоху камерафонов и облачных технологий. К тому же, сделать из «Салюта» Holgaroid гораздо проще, чем наоборот: оптика-то сменная! Есть и ещё один момент, ставящий под некоторое сомнение всё, написанное выше. Фраза о том, что размеры светового лабиринта двух фотосистем «почти совпадают» не была случайной. На самом деле эти размеры чуть-чуть, но разные: если внешняя ширина «квадрата» у «Хасселя» составляет 74,1 миллиметра, то у «Салюта» этот размер всего 73,3. Эти 0,8 миллиметра вполне укладываются в запас ширины канавки, отфрезерованной на кассетах и задниках, но чужая кассета встаёт практически «внатяг». А это означает, что стопроцентной защиты от засветки такое соединение не гарантирует. Сделанные до сих пор снимки не засвечивались, и ничем не хуже таких же, получаемых родными кассетами на «рольфильме», но помнить об этой нестыковке всё же стоит. В любом случае, удовольствие от уходящей в прошлое технологии одноступенного фотопроцесса стоит того, чтобы рискнуть небольшими деньгами. Вдруг случится чудо и получится шедевр?

 ©PHOTOESCAPE. При перепечатке и цитировании ссылка обязательна.